Mambo Tribe  

Go Back   Mambo Tribe > Blogs > Maria Santana
Register Blogs About Us

Rate this Entry

Как мы все-таки на Тимбафест ездили. Часть четвертая

Posted 03.06.2019 at 16:02 by Maria Santana
Updated 03.06.2019 at 17:59 by v.radziun (видео)
А теперь подробнее про Илонкин буткэмп. Поскольку буткэмп, Янет и выступления на «Тимбафесте» — дело серьезное, то Илонка на мастерсы почти не попадала и положенное время осваивала новую хореографию. Но когда могла, все равно не шла отдыхать или хорягу учить, а бежала на мастерсы, чтобы успеть еще и там добрать материала. Я бы вместо мастерсов учила хорягу, я запоминаю долго. Да что там. Я бы вообще на буткэмп ни ногой, начнем с конца. Поэтому я Илонкой гордилась. Вот что значит профессиональный танцор! А во время поездок на метро у нас был или разбор полетов по поводу вечеринок, или обмен впечатлениями: моими — по поводу мастерсов, Илонкиными — по поводу буткэмпа. Мои впечатления от мастерсов по афро в целом были такие: отличный фест, изобилие афро, душа радуется. Вообще, если взять расписание, фест был очень добротно организован. Именно добротно. Идея, очевидно, заключалась, в частности, в добросовестной проработке базы по афро и румбе. Насчет сона сказать не могу, я ему предпочла что-то другое, арара, кажется. Но Аня была на мастерсе по сону и вернулась в дичайшем восторге. Был еще очень интересный мастерс от Аннелис по технике йоруба. На него пошла Илонка, успела как раз после своего положенного буткэмпа. Мастерс произвел на нее сильное впечатление. Она сказала, что физически это было тяжело, но упражнения очень любопытные и нацелены на разработку корпуса, а главное — грудного отдела. У Илонки тогда на какое-то время все клином сошлось на этом грудном отделе. Она была новоиспеченный тренер, и необходимость давать на занятиях румбу ее страшила. Она подозревала, что техника у нее не чистая, но не знала, что с этим делать и кто бы мог ее результативно почистить. Поэтому ей этот мастерс зашел на ура. Я сильно колебалась, идти мне на этот мастерс по технике йоруба или все-таки на лекцию по сантерии, и решила все-таки предпочесть сантерию. У меня за плечами на тот момент уже был один сольник по Очун, и, когда я его готовила, я поняла, что одной хореографии с ритмами мало. Нет, это хорошо, конечно. Но это хорошо, если тебе, например, нужно будет самому занятие по какой-то теме из афро давать, а вот чтобы танцевать для Ориши, этого недостаточно. Надо вдаваться в некие энергетические тонкости, ты же образ танцуешь, — тут надо, чтобы тебе поверили. Поскольку этих знаний мне не хватало, я пошла тогда на лекцию. Лекция была отличная, кстати. Я там нашла ответы на многие свои вопросы, а также бонусом получила кое-какие важные подсказки насчет Йемайи. Но в целом, что касается афро, уровень эдвансд, как по мне, немного до эдвансд недотягивал по контингенту. Это было мое первое стойкое впечатление, теперь-то я уже знаю, что охотников до румбы и афро, оказывается, всего 5 процентов, и этот сегмент самый малочисленный во всем соушиэле. Поэтому, возможно, контингент тоже отражал это соотношение. Я имею в виду в первую очередь мастерсы для эдвансд по женским Оришам, на которых я была. Я не знаю, считать ли Chikini у Йемайи базой, например. Мне кажется, что базовый вариант исполнения Chikini относится к базе, это уровень интермидиэт, а его ритмические вариации с поворотами — это уже действительно сложные вещи, это для настоящего эдвансд. Хотя спорно, конечно, настаивать не берусь. И с афро сложности еще в том, что вот тут, например, ты знаешь, а буквально еще какой-то к этому небольшой штрих, еще полвариации — и это уже совершенная новость. Но это я отвлекаюсь. Так вот, у нас на эдвансд по Йемайе давалось Chikini, и для большинства это было новой темой. В 2018 году я была на фесте Хорхе Камагуэя в Льорете-де-Мар, на мастерсе по Йемайе — Очоси, объединенными ритмом Omolodde, и наша инструктор, Грэтхен (не уверена, что правильно запомнила), обнаружив, что у нас половина девочек не знает Chikini, высмеяла наш эдвансд. Она была недовольна тем, что ей приходится на уровне эдвансд объяснять Chikini, и дала этот материал в самой его базовой форме. Так что с афро все непросто. Но увлекательно.

Это что касается, в частности, моих впечатлений от мастерсов. А что касается Илонкиных впечатлений от ее буткэмпа, вначале настрой у нее был боевой и бодрый. Но несколько озадаченный. Янет практически не объясняет, как делать то или иное движение. Только показывает его. Очевидно, тому виной языковой барьер. А движения сложные, требуют отличной работы корпуса. Хореография очень богатая, разнообразная. Есть движения из реггетона, а еще есть движения из классической хореографии, например, атитьюд. Оно несколько видоизмененное, но все же. Я слушала, кивала головой и радовалась про себя, что я хожу на мастерсы, а не на буткэмп.

На следующий день после тренировок по буткэмпу Илонка была встревожена. Объем материала увеличился (ну, ясное дело!), и хореография вся мелкая, дробная. То есть на одну восьмерку приходится два движения, как правило. И движения сложные по исполнению, и зачастую вообще новые. И не знаешь, за что хвататься, — то ли последовательность запоминать, то ли технику самих движений. Я слушала и проникалась. Это при том, что Илонка сама хореограф со стажем и прекрасный схематик… Я внутренне крестилась про себя и истово радовалась, что сама не ввязалась в такую авантюру.

А надо вам сказать, что дни наши во время «Тимбафеста» были организованы следующим образом. Мастерсы начинались в десять (в первый день — на час раньше, из-за тестирования на возможность пройти на уровень эдвансд). Выйти из дому надо было не позже, чем без четверти девять. А с вечеринок мы возвращались около половины четвертого — четырех утра. Мы тихонько пробирались в комнату, постель была уже разобрана, чтобы не терять время на сон и не делать лишних движений и шума, и тихооонечко и молча, общаясь при помощи взглядов и кивков головой, как при организованном ограблении банка, курсировали между ванной, туалетом и комнатой. То есть на сон у нас было порядка четырех часов. Я вставала чуть раньше, занимала ненадолго ванную, возвращалась, будила Илонку и шла варить кофе. Кофе я варила на нас с Илонкой и на тетю Ларису. Домочадцы, тетя Лариса и ее муж, уже были на кухне по подхвате с завтраком и заинтересованно ждали от нас рассказа-отчета. Илонка перехватывалась прямо по выходу из ванной для чашки кофе и завтрака. Потом мы бегом одевались, красились, хватали вещи и выскакивали из дому.

Мастерсы заканчивались около пяти вечера. Мы добирались домой к шести-началу седьмого, по дороге заскакивая в магазин. Дома нас уже ждала или тетя Лариса, или ее муж, когда она была на смене, и, не говоря лишних слов, усиленно кормили нас обедо-ужином. Мы заглатывали еду, вытаскивали из пакета купленное в магазине, далее следовала небольшая словесная перепалка радушных хозяев и совестливых гостей, достигался консенсус, и мы уходили в отведенную комнату и валились спать. На сон отводился час, я опять вскакивала первой, бежала принимать душ и мыть голову в ванную, потом бежала будить Илонку и варить кофе, и так далее по плану. Метро заканчивало работу в полночь, поэтому мы старались в целях экономии ехать на вечеринку на метро, а возвращаться уже на такси. Система была отлично отлажена, и все равно два раза дала сбой.

Первый раз это произошло в субботу. Я так натанцевалась на вечеринке, что вырубилась прямо в такси. Сроду со мной такого не было — в такси спать. А когда мы добрались наконец до комнаты, я просто рухнула в постель. У Илонки были глаза, как блюдца. Она мне, а макияж? А макияж завтра, говорю. И все. Хорошо еще, раздеться сил хватило. Больше ничего не помню. До самого утра.

Утром, естественно, интенсивность кофе по крепости была несколько увеличена. Потому что предстоял еще последний день мастерсов, его надо было пережить, и желательно как можно полнее, а потом еще последняя вечеринка с выступлениями и всеми тремя буткэмпами. Илонка против увеличения крепости кофе не возражала. Она вдруг осознала, что выступление сегодня, и незамедлительно пришла в состояние крайней тревоги. Я сопереживала. Воскресенье — это был последний рывок, и надо было выложиться.

Во время обеденного перерыва Илонка меня нашла и, в таком же встревоженном состоянии, сообщила, что их сейчас увозят уже на место выступления на прогон, и я буду добираться до дома одна, а Илонка поедет домой оттуда. Илонка предупредила тетю Ларису, и мне поэтому не сильно удивлялись, когда я приехала одна. Я была в состоянии некоторого заметного изнеможения, поэтому тетя Лариса не очень меня расспрашивала, а просто покормила и отправила спать. Мы подсчитали с Илонкой, что она доберется после прогона домой примерно на час позже, то есть в семь, и, учитывая, что на месте ей нужно быть в десять «на построении» всех участниц буткэмпа, мы договорились, что будить я ее буду не сразу, а с тем расчетом, чтобы у нее было полчаса времени, в которые она на полном серьезе обещала уложиться, и ехать на вечеринку на такси. Итак, Илонка действительно приехала, когда я еще спала. Помню, когда прозвучал мой будильник, открываю глаза и какое-то время пытаюсь понять в темноте, кто я, где я и зачем я. Потом вспоминаю, что я сейчас в Москве, сегодня последний день феста, сейчас должен быть Илонкин буткэмп, и мне надо обеспечить материально-техническое снабжение. Кофе.

Что мне вам сказать. Такого кофе, как в тот вечер, я не варила ни до, ни после. Это был совершенно исключительный кофе противозачаточной крепости. Я пожалела тетю Ларису и сначала сварила нормальный кофе для нее, потом дунула в душ, вышла и сварила его для нас с Илонкой. Кофе призван был любого поднять из мертвых. Когда я была уже одета и стараниями тети Ларисы на столе уже стоял небольшой перекус к кофе, чтоб сердце не схватило сразу и не открылась внезапно язва желудка, я пошла будить Илонку. Ровно за полчаса до запланированного выхода. Опасаясь сразу включать свет, я тронула Илонку за плечо. Илонуш, вставай, у тебя полчаса до выхода. Илонка, не открывая глаз, пробурчала, что нет, она не встанет, и что встать сейчас — это выше человеческих сил, а она все-таки человек. И отвернулась. Я остолбенела. Илонка, вставай, говорю, ты должна быть на построении у Янет, у нас всего полчаса. Молчание. Я представила себе, что будет, если Илонка не явится вовремя. Мне казалось почему-то, что Янет ее похоронит. Неминуемо похоронит. Этого я допустить не могла. И включила ночник.

Все-таки свет — это сильная вещь. Будить человека в темноте не так эффективно, как будить его при включенном свете и с упоминанием про кофе. Илонка с рычанием откинула одеяло. Я поняла, что миссия моя выполнена, и быстро ретировалась на кухню, пить свою «огненную воду» и докрашиваться. Зато теперь я по опыту знаю. С Илонкой можно идти в разведку. Она в экстремальной ситуации мобилизует все свои резервы, а когда ей нечего мобилизовать, ее мозг, видно, дает какие-то спецкоманды, которыми запускаются экстренные химические реакции в организме. Короче, я пила кофе, осторожно наблюдала и восхищалась себе на стуле, предусмотрительно вне траектории Илонкиных движений. И это была правильная тактика.

Ситуация вроде была уже под контролем, и тут произошел еще один сбой. Нэшподиванка. Илонка заказала такси, тютелька в тютельку по времени, и мы выбежали из подъезда в полной готовности прыгать в него на ходу, если потребуется. И тут таксист сбросил заказ. А по времени все было рассчитано до минуты, и никакого люфта не предусматривалось. У Илонки был момент паники, но только момент. Выхода-то у нас не было. Слава богу, заказ подхватил другой таксист. Оказался сдержанный молодой парень, немногословный, но очень дельный. Прямо Зверобой из Фенимора Купера. Илонка запрыгнула со всеми причиндалами, костюмом и обувью, на заднее сиденье, я — на переднее. Мы тронулись, и я ему говорю. Вы не волнуйтесь, у Вас на заднем сиденье девушка сейчас пристегнуться не может, потому что ей надо переодеться. У нее выступление, и мы опаздываем. Поэтому она будет переодеваться прямо в машине. Мы платим полуторную сумму, если Вы успеете быть на месте до десяти. Парень только молча кивнул. Ну, что вам сказать. Зверобой нас спасал. Он проехал весьма рискованно с точки зрения сигналов светофора четыре раза, из них дважды — почти на красный свет. Один раз я даже сама ахнула. То есть для дорожного движения по Москве рисковал сильно. Но он успел. Как только он остановился, Илонка выскочила из машины и со всеми пакетами и сумками с одеждой и обувью побежала к зданию. На часах было что-то около без пяти десять. Илонка была спасена. Янет ее не похоронит. Я выдохнула, расплатилась, поблагодарила и медленно пошла к зданию. За эти двадцать минут я почти в него влюбилась. Такая рыцарская линия мужского поведения всегда действует просто наповал…

Шоу Янет Фуэнтес — Тимбафест 2017 в Москве
Total Comments 0

Comments

 

All times are GMT +3. The time now is 21:05.


Mambo Tribe Org | www.mambotribe.org | info@mambotribe.org | 2000—2019